Пресс-центр
Последние события и самая актуальная информация о деятельности Фонда инфраструктурных и образовательных программ.
9 декабря 2019

Как пить знать. Новый формат «лекция под бокал» успешно осваивается в барах

Организаторы сами не могут определиться, к какому виду мероприятий следует отнести Science Bar Hopping (от английского «прыганье».— «О»). «Фестиваль» не очень подходит — слишком уж камерный формат каждой из площадок, «лекторий» — занудно, да и антураж не соответствует, «барные посиделки» — приземленно для тех сюжетов, которые тут обсуждаются. Так что лучше, чем Science Bar Hopping (SBH), и не скажешь. Идея проста и даже не нова: на Западе есть, например, похожий Pint of Science («Пинта науки»), где научно-популярные лекции читаются в барах (как правило, раз в год). Но, как пояснила «Огоньку» куратор научно-популярных проектов Фонда инфраструктурных проектов и образовательных программ РОСНАНО Ольга Шитикова, на отечественной почве чисто западный формат не прижился (хотя попытки были), а вот «попрыгать по-русски» с успехом получалось весь год — весной и осенью, да еще и в трех городах (Москва, Питер, Екатеринбург). И аппетиты растут: если год назад под мероприятие ангажировали восемь баров, то нынешнее оккупировало уже 20 питейных точек культурной столицы. Да и количество участников выросло — до пяти тысяч человек. Возможно, дело в том, что помимо популяризации науки SBH неожиданно для его авторов стал «клубом по интересам» и площадкой для общения молодежи в эпоху разделяющих гаджетов.

Не барское это дело

Социологи Высшей школы экономики выдали портрет посетителя мероприятия: возраст — 23–30 лет, образование — высшее, место работы — сотрудник большой корпорации, преимущественно в IT-отрасли, половой состав — женщин чуть больше половины. Дамы не скрывают, что не в последнюю очередь идут не только за знаниями, но и в расчете найти интересного парня. Кто ищет, тот всегда найдет. Как призналась одна из участниц мартовского SBH: увидев преподавателя кафедры ракетно-космических композитных конструкций МГТУ им. Н.Э. Баумана Андрея Новикова, она испытала страстное желание сварить ему борща, ведь «какой худенький, но такой умный!».

Очевидно: среди молодых жителей отечественных мегаполисов немало тех, кто разделяет мысль героя Артура Конан Дойля и Бенедикта Камбербэтча: «Думайте — это теперь сексуально!»

И далеко не всем из них удается поучаствовать в SBH — мешает ограниченность площадок. Участвующие в проекте питерские бары все, как на подбор, камерные, с вместимостью под 100–150 душ, так что на сей раз организаторам пришлось закрыть регистрацию уже за несколько дней до мероприятия, иначе в пабах было бы не протолкнуться.

Забегая вперед, скажем: не помогло. Волонтерам на входе, сверявшимся со списками аккредитованных, приходилось время от времени бросать: «Проходите, раз уж пришли!» А напиравшая из коридора толпа молодежи вежливо, но бодро докладывала: «Мы на вторую лекцию записались, но можно мы и первую послушаем?» или «Мы от друзей узнали, можно нам тоже?». Отказов не было, но их предупреждали: «Тогда придется постоять».

Мест и правда не было: проходы заняты, барные стойки густо облеплены желающими отвоевать жизненное пространство не столько для заказа напитков, сколько для того, чтобы видеть экран. Про места за столиками и говорить не приходится — сидели и на стульях, и на коленях. Бывало, что лектор уступал свой стул жаждущей приобщиться к знаниям девице…

А ведь такой ажиотаж нельзя списать только на то, что посещение мероприятия бесплатное. И другой формат научпопа от тех же организаторов — Science Slam, вход на который стоит денег (до 750 рублей за билет), неизменно вызывает такую же реакцию. «Перед батлом на „Красном Октябре“ (в Science Slam выступающие соревнуются, кто соберет больше аплодисментов за презентацию, длящуюся 10 минут.— О) образовалась очередь, потому как зал вмещал 400 душ, а пыталось проникнуть 600»,— пояснил «Огоньку» один из организаторов обоих форматов представитель питерской «Бумага Медиа» Михаил Тупикин.

Главное — грамотно подобрать выступающих. Их найти не так уж и сложно. Более того, состав постоянно обновляется, а все потому, что медийные персоны, по словам Тупикина, участвовать в SBH отказываются — не барское это дело, зато молодые ученые — запросто. Особенно если их порекомендовали их же коллеги по цеху. Правда, одной рекомендации мало: для того чтобы получить приглашение на SBH, нужно еще иметь публикации в научном журнале.

С молодыми учеными одна проблема — отсутствие навыка выступления в барном формате. Для ее решения организаторы SBH ангажируют тренеров, те помогают завлекательно сформулировать тему, учат приемам поведения на публике и секретам общения с неподготовленной аудиторией. «Мы начинали с классических лекций, но в силу пропасти между оратором и аудиторией такой формат не прижился,— объяснил руководитель дирекции по популяризации Фонда инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО Сергей Филиппов.— Выступление в баре — иное дело, они — аналог концерта, что легче для зрителя, но сложнее для выступающего. Из ученых к такому мало кто готов». Мало, но все же есть: журналист и автор портала Антропогенез.ру Александр Соколов начал свою лекцию с признания, что в последний раз в такой атмосфере выступал 20 лет назад в составе рок-группы.

Да и аудиторию слушающих назвать совсем неподготовленной язык не поворачивается: на выступлении старшего преподавателя Санкт-Петербургского государственного химико-фармацевтического университета Дмитрия Мадеры большинство собравшихся оказались биологами, генетиками и химиками — студентами, аспирантами и молодыми специалистами, как выяснилось из блиц-опроса, проведенного «Огоньком». Более того, нашлись недовольные, фыркавшие при спуске по лестнице что-то вроде: «И зачем я только пришел? Тут все разжевывают, как для „чайников“!» Правда, его тут же осаживали приятели: «Это же научпоп! Нужно детально? Останься и спроси».

По 150 и все!

Спрашивается: а барам какая выгода? Особенно если учесть, что обязательств покупать что-либо за стойкой у участников SBH нет. То есть можно прийти, послушать, пообщаться и уйти, не заплатив ни копейки. Конечно, напитки заказывают, но не все и по одному — на столах и в руках пиво, вино, коктейли. Пьяных не видно, хотя публика самого подходящего для буйного веселья возраста: на глаз не старше 25–27 лет, как правило, парочками или небольшими группками. Лицо старше 35 мелькает редко. Что неудивительно: анонсы на мероприятие распространяются через «сарафанное радио» и через соцсеть «ВКонтакте», столь популярную именно у подростков и молодежи. Там же хранятся видеозаписи избранных лекций: все выступления не записывают принципиально, чтобы не отбивать охоту приходить в бар.

Неудивительно, что бары рады поучаствовать в SBH. Ведь не рублем единым, да и воскресный вечер — не прайм-тайм, а тут есть шанс даже расширить клиентуру. К тому же организаторы SBH лояльны и не настаивают на закрытии заведения на вечер. Так, к примеру, одной из площадок для SBH в Екатеринбурге был BarberShop, категорически отказавшийся отменить записи — мол, клиенты ждали очереди неделями. Случился barber-научпоп: просвещали под клацанье ножниц и запах одеколона. Довольными остались все.

Подборка баров для SBH — отдельная тема. И дело не только в том, что большинство из них в шаговой доступности друг от друга, чтобы удобнее было «перескакивать» из одного в другой.

Не менее важной оказывается обстановка. Как пояснила «Огоньку» одна из участниц, «тут ламповая атмосфера», что значит «домашняя, уютная». И дело не в помещении, а в обществе.

Как говорил Вольтер, в раю климат лучше, но в аду лучше компания. На SВH компания что надо, да и тема для беседы — наука — тут как нигде к месту. Обсуждающие ее не чувствуют тут себя изгоями, тогда как за пределами SBH, если верить последним социальным исследованиям, только четыре процента россиян готовы поддержать состоятельный разговор на такую тему. «И как в такой ситуации мечтать о технологическом скачке? — задается вопросом куратор научпоп проектов Фонда РОСНАНО Ольга Шитикова.— Такой рывок формирует среда, иначе говоря, общество должно соответствовать цели». Или, добавим: хотя бы самая молодая часть общества.

Сами бары привносят в проект свою атмосферу. Точнее, историю. Например, одна из лекций — о биоразлагаемых пакетах и искусственном мясе — была прочитана в The Red Corner Pub на улице Некрасова, 6. В этой точке употребляют аж с XVIII века: все началось с двухэтажного деревянного «Питейного дома у дома Доссе», где столовались извозчики, приезжавшие на «биржу» (стоянку пролеток) у здания департамента уделов на соседнем Литейном. В эпоху ар-нуво дом снесли, и нефтяник Иосиф Дембо построил новый — 6-этажный, доходный, на восемь квартир. И в нем тоже со временем появилось заведение.

Еще любопытнее история другой локации SBH — на Фонтанке, 20. Эта точка на карте Северной Пальмиры в пяти минутах ходьбы от Михайловского замка и Летнего сада. Здание обветшалой ныне усадьбы некогда принадлежало двум обер-прокурорам — сначала Сената — Петру Неклюдову (другу Державина), а потом Синода — князю Александру Голицыну. При Его Светлости в доме появилась и Троицкая церковь с алхимической атрибутикой в убранстве (князь слыл знатоком тайных наук), а в его личной молельне — в маленькой темной комнате с инсталляцией гроба и ярко-алой лампадкой рубинового стекла в форме сердца — не раз преклонял колени Александр I…

Как организовывались первые ликбезы у барной стойки

Жаль, организаторы SBH не ангажировали для лекции Amshel’Bar, занимающий пространство бывшей церкви, от которой давно ничего не осталось, кроме рассказов: где раньше были иконы кисти Боровиковского, теперь полочки с элитным алкоголем, а за бывшим иконостасом — кухня. Но дух князя-алхимика уж точно порадовала бы лекция антрополога и соавтора бестселлера «Страдающее Средневековье» Сергея Зотова. Ведь он вел рассказ об алхимии, рубиновых стеклах и даже древнеегипетских иероглифах и мумиях. Но обо всем этом пришлось докладывать на улице Восстания, 24, в баре Do Immigration.

Но Amshel’Bar — не единственный: на Фонтанке, 20, где с 2016 года расположилось «свободное пространство „Цифербург“», пять из почти десятка баров стали на тот вечер лекториями. Так, в «Поместье 39» доцент Школы философии НИУ ВШЭ Кирилл Мартынов рассказывал о разнице в когнитивных функциях машин и человека, а следом за ним историк Лев Лурье — о том, кто погубил «Народную волю». В баре «Раклет» инженер лаборатории биомедицинских наноматериалов НИТУ «МИСиС» Степан Водопьянов делился с пришедшими знаниями о том, как наночастицы помогают изучать опухоли и бороться с ними, а после него аспирант факультета фотоники и оптоинформатики Университета ИТМО Владимир Борисов объяснял на пальцах теорию относительности, подводя слушателей к очевидной мысли — наука может быть искусством. В «Пьяном Сомелье» сначала отвечали на вопрос, зачем включать лампу, чтобы зайти в Instagram, а потом слушали представителя редкой науки гляциологии Диану Владимирову, поведавшую пришедшим, что ледники Антарктики и Гренландии — уникальные хранилища воздуха и их изучение позволяет узнать, чем дышали предки. Настоящий же аншлаг наблюдался в баре UTKA.

UTKA с яблоками

Это питейное место известно давно: UTKA «перелетела» в «Цифербург» с другой дислокации неподалеку от Фонтанки, 20. Она и тогда, и сейчас славится вкусными напитками и отличной hadmade пиццей. Протиснуться в помещение, где на стене жирно намалевана кряква, было в тот вечер непросто. А за 10 минут до начала уже и невозможно.

Прямо перед импровизированной сценой мини-камера — лекцию Александра Соколова о новых методах в археологии организаторы SBH решили записать. И ведь было что! Публике очень понравилась история про обнаружение погребальной ладьи викингов с помощью установленного на авто георадара, а также целая серия зарисовок о работе томографа, позволяющего заглянуть, например, за камень, в который за тысячелетия оказался вмурован череп или скелет древнего человека. Впечатлила и реконструкция облика древней женщины-шамана — она оказалась темнокожей и при этом голубоглазой: новейшие генетические исследования помогли определить ее внешний вид.

«Работа археолога сродни деятельности детектива,— пояснил Соколов.— Только местом преступления тут является сама историческая действительность». Хотя от преступлений никто не застрахован: пришедшим на лекцию рассказали историю про альпийскую мумию пятитысячелетней давности. О гибели древнего охотника позволили узнать генетические исследования не только его останков, одежды, оружия, но даже мхов с его обуви. Спустя столько веков они поведали, по какой дороге он шел, как погиб, сколько врагов ранил. Не обошлось и без сенсационных рассказов о Ричарде III, американских «вампирах», страдавших всего лишь туберкулезом, о йети, за волосы которого выдавали что угодно, вплоть до стекловаты. А вот до инопланетян лектор уже добраться не успел: организаторы настойчиво попросили перейти к вопросам, и по залу пронесся стон разочарования.

Организаторов тоже можно понять: до следующей лекции оставалось меньше 10 минут, и в дверях уже образовалось броуновское движение. Я решила посетить Room 13, слывущий одним из самых стильных мест культурной столицы: дивная настойка и отсутствие wi-fi,— живое общение дороже. Оно там активно и шло: Дмитрий Мадера, не дожидаясь финальных вопросов, общался с аудиторией на протяжении всей лекции. Благо в баре было немало его молодых коллег по биоцеху (преимущественно прекрасного пола). Тема лекции звучала как «Ластик для генома: почему генетические ошибки исправить проще, чем мы думали?». Но, как выяснилось, исправлять что бы то ни было крайне непросто. Но можно: такую возможность предоставляет метод генного редактирования CRISPR/Cas9. Задачу лектора простой было не назвать: рассказать о новинке в сфере биотехнологий непосвященным нелегко, но Мадере это удалось. В качестве подопытного кролика выступил «великий и могучий». Изменение слов в чем-то, по словам лектора, схоже с генными модификациями: если не контролировать процесс, получится абракадабра. Вот CRISPR/Cas9 и навел во многом порядок, хотя еще и не полный — метод нуждается в дальнейшей проработке. Как и SBH: организаторы уже всерьез задумались над расширением формата. Вся проблема в том, чтобы не переборщить: слишком часто «скакать» по барам, по их мнению, вредно для дела (приестся и посещаемость упадет) и для печени (кто-то все же потребляет). Увеличивать пространство лектория тоже непросто: под каждый SBH нужна команда профессионалов — кто найдет бары, проверит, договорится, решит любую возникшую проблему. Больше точек — многочисленнее команда добровольцев. В общем, будут думать. На будущий год пока запланированы четыре SBH — два в Питере и два в Москве.

Источник: Журнал «Огонек»
Опубликовано: 9 декабря 2019
Автор: Светлана Сухова