Пресс-центр
Последние события и самая актуальная информация о деятельности Фонда инфраструктурных и образовательных программ.
10 ноября 2020

Учиться придется всю жизнь. Как выбрать вуз или курсы, чтобы успеть за вызовами общества

Пять лет в университете — слишком долго, за это время рынок труда меняется кардинально. Получить специальность можно и за полгода — главное, вовремя среагировать и знать, чего хочешь. Так или иначе, школьникам, а теперь и взрослым, и специалистам предпенсионного возраста приходится учиться и учиться всю жизнь — иначе останешься не у дел.
О происходящем сегодня на рынке труда эксперты поговорили на круглом столе «Фонтанки»

Это не страшилка, а реальная ситуация, сложившаяся в меняющемся обществе. Работодатели тоже готовы к новым реалиям — предприятия доучивают и переучивают кадры под себя, трансформируют подходы к офисам, перенимают компетенции у инновационного бизнеса, взаимодействуя при этом с вузами и частными школами. О происходящем сегодня на рынке труда эксперты поговорили на круглом столе «Фонтанки».

Новые потребности и новые профессии

Абитуриентам хотелось бы заранее знать, какие профессии будут актуальны через 4–6 лет, и многие вузы стараются предвосхитить спрос на рынке труда.

Учитывая главную стратегическую цель университета — формирование нового поколения специалистов высшей квалификации — в петербургской «Техноложке» последние пять лет по популярности лидируют три специальности: биотехнология, химия и информатика. Из «профессий будущего» в вузе популярен весь блок биологии (биоинженер, биофармаколог, биоинформатик), а также проектировщик умной среды, специалист по робототехнике, кибербезопасности, инженер-проектировщик, инженер 3D-печати и программисты различных профилей. Начальник управления инноваций и развития Cанкт-Петербургского государственного технологического института Юрий Серов уточнил — это дело даже не совсем будущего, а нынешняя реальность, на которую теперь ориентируются вузы.

«Из технических направлений мы очень кстати пять лет назад открыли такую специальность, как „Строительство“, спрос на которую стабилен независимо от формы подготовки, — пояснил начальник управления по приему Cанкт-Петербургского государственного технологического института Сергей Вихман. — Из современных и актуальных у нас открылась специальность „Наноматериалы“ — на втором году ее существования в магистратуре на нее был ажиотажный конкурс».

«Для современных промышленных инновационных производств велик спрос на профессии в сфере вычислительной техники, на системных аналитиков и проектировщиков — специалистов, способных разрабатывать и перенастраивать производства на новые задания, различные типы сырья, продукции, на различные ключевые показатели эффективности, новый технический объект, — сообщила руководитель Учебного центра „Полимер-Экология“, заведующая кафедрой систем автоматизированного проектирования и управления СПб ГТИ (ТУ) Тамара Чистякова. — Для подготовки таких специалистов очень важно сохранять и развивать научно-педагогические школы, особенно в технических университетах, где созданы среды от синтеза веществ и материалов до управления производством на промышленных предприятиях. Не менее важно интегрировать их с промышленностью, чтобы специалисты могли не просто напечатать 3D-модель, но и создать прочную, долговечную и безопасную деталь, а также работать в команде, оценивать KPI и т.д. Например, мы совместно с Фондом инфраструктурных программ РОСНАНО и Заводом им. Комсомольской правды и создали площадку, и получили опыт подготовки инжиниринговых команд по вторичной переработке полимеров, отвечающих за экологическую безопасность изделия на производстве, его качество и стоимость».

«Важно с расчетом на несколько лет вперед подготовить не только новые кадры, но и тех, кто будет учить эти кадры, — подчеркнула начальник учебного управления ЛГУ им. Пушкина Татьяна Сидненко. — Профессия педагога — базовая и не исчезнет никогда, как и профессия психолога-дефектолога, специалиста, знающего иностранные языки. Как бы технологии ни развивались, эти гуманитарные профессии нужны обществу — наш конкурс на бюджетные и платные места это подтверждает. Также, несмотря на тенденции к сокращению спроса на управленцев и экономистов, профессионалы в данной области востребованы. В целом, рынок фундаментальных специальностей сохраняется».

В значительной степени спрос на специальности (направления подготовки) определяется совокупностью баллов Единого государственного экзамена. По словам Татьяны Сидненко, разные позиции вузов с точки зрения набора ЕГЭ, с одной стороны, позволяют школьникам вариативно выбирать институт, с другой — не всегда учитывают их уровень. Зачастую выбранные для сдачи ЕГЭ предметы оказываются не востребованы в том или ином вузе. В итоге абитуриенты не всегда в состоянии попасть на желаемые направления подготовки. Отсюда снижение популярности у отдельных категорий поступающих некоторых технических, педагогических специальностей. Решение этого вопроса в системной довузовской профориентации. Так, например, ЛГУ им. А. С. Пушкина реализует проект «профильные классы ЛГУ» как инновационную общеразвивающую программу предметной направленности для школьников, приобщая их к проектной, научно-исследовательской работе с 8 класса. Результаты обучения учитываются при поступлении в этот университет.

Новым профессиям — новые стандарты

«Сейчас экономика требует от специалистов новых компетенций, умения сочетать в себе сразу несколько трудовых функций из разных квалификаций, — заявила генеральный директор завода по переработке пластмасс имени Комсомольской правды Светлана Козлова. — Мы сейчас ведем работу по описанию специальностей будущего, скажем так, опережающего характера, которые должны быть реализованы именно в инжиниринговых командах».

В 2016 году при поддержке СПК наноиндустрии на заводе открыли Центр оценки квалификации, который ведет большую работу по созданию новых профстандартов. В прошлом году при поддержке Фонда инфраструктурных и образовательных программ на заводе разработали модель кадрового обеспечения для инжиниринговых команд — она поможет понять, какой состав профессионалов и компетенций потребуется для работы над конкретным производственным проектом. Учебные модули для команд придумали и воплотили специалисты Технологического института. Наглядными примерами послужили два производственных кейса: один касался вторичной переработки, поскольку это особенно важно для полимерщиков, второй — создания транспортного средства для Антарктиды.

Диалог с работодателем

Кадровый спор между работодателями и вузами извечен. Работодатели кричат: «Они выпускают не тех, кто нам нужен, а тех, на кого умеют учить». Вузы отвечают: «Вы просто ничего не понимаете в процессе обучения и не участвуете в нем». Превратить спор в дискуссию в отдельно взятой отрасли вызвалось НП «Межотраслевое объединение наноиндустрии».

«Мы начинали 4–5 лет назад, и тогда этот диалог шел тяжело, но сейчас понимание достигнуто, — рассказала генеральный директор „Межотраслевого объединения наноиндустрии“ Ольга Крюкова. — Идея национальной системы квалификаций была в том, чтобы носителями и разработчиками профессиональных стандартов, описывающими требования к системе образования, выступали объединения работодателей. Но диалог с работодателями был нужен еще и для независимой оценки специалистов, уже подготовленных под заказ предприятий. Мы работаем с высокотехнологичными отраслями, в которых сильные научные школы: фотоника, наноэлектроника и наноматериалы, химия, фарма. Именно поэтому получилось зайти в большой пилотный проект по оценке выпускников вузов, в том числе и в государственной итоговой аттестации. Мы были одними из первых, кто занялся такой оценкой именно в высшем образовании, до этого была попытка только в средне-профессиональном. В итоге прояснились все „болевые моменты“ и пути изменений в нормативной системе».

Я б в айтишники пошел

Все профессии, связанные с компьютерными технологиями, сейчас сверхпопулярны — как среди школьников, так и среди переучивающихся взрослых.

«Многие выбирают профессию айтишника, мечтая работать под пальмой с ноутбуком — такой образ довольно популярен. Но многие пробуют и заканчивают, так как социализация и общение все-таки важны, — сообщил генеральный директор компьютерной Академии „Шаг“ Павел Специан. — Так же и с учебой: в марте-апреле наблюдался огромный скачок обращений у онлайн-образовательных платформ, но ближе к июню-июлю начался не менее активный отток. Многие поняли, что онлайн-обучение не для них, и начали переоформлять договоры на традиционные оффлайн-группы с „живым“ преподавателем».

При этом при оффлайн-занятиях средняя посещаемость в академии была в районе 84–86%, а после перехода на удаленку выросла да 95–96% — такого показателя здесь еще не наблюдали.

Целевой клиент академии — IT-компании, поэтому и образовательные продукты формируются под спрос дизайнерских и графических бюро, веб-студий, которым нужны специалисты.

Среди трендов Павел Специан отметил уход от узкой специализации. Если пять лет назад был огромный спрос на специалистов конкретных тематик, например, Java- и Python-разработчиков, то теперь в чести сотрудники широкого профиля, способные мгновенно подхватить новую технологию, освоить практику и пойти работать на новых стандартах и новых языках. Изменилась аудитория — если раньше средний возраст студента академии составлял 35 лет, снижаясь до 25, то в последние 2–3 года наблюдается приток школьников 9–11 классов, желающих получить профессию параллельно учебе.

«От высшего образования нас отличает высокая мотивация студентов и сжатые сроки, — считает Специан, — у нас не просиживают часы ради диплома, при усердии через полгода-год параллельно обучению уже стажируются в компании, а это прямой путь к работе. Мы авторизованные партнеры Microsoft, Cisco, Autodesk, и стержень нашей программы — крайне прикладной, практический».

Директор учится… всему

Во многих отраслях произошли существенные изменения, и люди приходят в бизнес-школы, чтобы адаптироваться. Особенно это важно для руководителей — менеджеров, эйчаров, директоров компаний. Многим приходится перестраиваться «в полете» под пандемию, ограничения и невозможность работать в командировках. Русская школа управления специализируется на повышении квалификации административно-управленческого персонала компаний. Это как раз те люди, которые учатся всю жизнь — Life Long Learning.

Руководитель Департамента управленческих программ обучения Русской Школы Управления Константин Тютюнов отметил несколько трендов в бизнес-образовании последних лет.

«Самым востребованными у нас оказались не дешевые узкие программы обучения, как мы предполагали, а средние 4–5-дневные программы, подразумевающие комплексное повышение квалификации, — рассказал он. — Еще один тренд последнего десятка лет отмечают в бизнес-школах по всему миру — сокращение сроков обучения, более компактные программы. В начале 2000-х мы предвосхитили это направление, поставив для себя цель полностью обучать руководителя за полгода, а не за пару лет, как это тогда делалось. Но в этом году сложился парадоксальный контртренд — с одной стороны, стабильный спрос на полугодичные популярные программы, но с другой — растущая популярность более длинных программ с отраслевой специализацией (например, в области девелопмента или права). Что касается корпоративного обучения по запросу от организаций, то в „Русской Школе Управления“ вырос интерес к проектным форматам обучения, когда участники после овладения „базой“ работают над реальным проектом. Появились даже запросы на многолетние программы такого рода — до трех лет».

Сделай бизнес сам

Профи нужны не только для работы на предприятиях — они могут сами эти предприятия создавать. Множество стартапов рождаются и умирают ежегодно, но чтобы создать успешный инновационный бизнес, нужно иметь ряд компетенций.

«За успешными стартапами идет охота со стороны инвесторов и государства, — заявил Павел Специан. — Многие готовы вложиться в идеи и команды, но нет ни идей, ни команд. Среди наших студентов есть одиночные „выстрелы“ крупных интересных стартапов, ставших известными. Яркий пример — перчатки, переводящие сурдоперевод в текст либо в звук. Одна из мотиваций среди студентов-стартаперов — все хотят стать „цукербергами“, то есть знаменитыми: работать мало, а заработать много».

«Технологическое предпринимательство и вообще бизнес в наноиндустрии — это серьезный тренд, и такой предприниматель не может быть просто выпускником инженерной кафедры, — добавила Ольга Крюкова. — Конечно же, ему нужны дополнительные знания: soft skills, управленческие навыки, компьютерные знания, понимание рынка и маркетинга. Это новая реальность, в которой будут жить выпускники сегодняшних вузов».

«К нам приходят те, кто из стартапа пытается построить бизнес, они нащупали бизнес-модель и хотят масштабироваться, — сообщил Константин Тютюнов. — Прямо сейчас у нас больше всего участников как раз на темах для стартапов — Customer development, Бережливый стартап, Аgile в управлении проектами. Постепенно эти знания становятся необходимыми и для классической компании».

Возраст как плюс, а не минус

Вуз дает не только высшее образование, но может способствовать профессиональному росту, считает директор центра дополнительного образования Cанкт-Петербургского государственного технологического института Анатолий Крылов. Дополнительное профессиональное образование в институте делится на два направления: для педагогических работников и сторонних слушателей организаций-заказчиков. Здесь представители предприятий получают знания, которые пригодятся на производстве.

«Перед нами стоит непростая задача разработки новых программ под наших постоянных заказчиков, мы стараемся подстраиваться и несколько программ реализуем с крупными предприятиями», — рассказал он.

Также институт с 2019 года участвует в Федеральной программе дополнительного обучения сотрудников предпенсионного возраста.

«Из всех преподавателей у нас почти половина предпенсионного возраста, но 60 и более лет — это расцвет преподавательской деятельности, не говоря уже о научных работниках, — добавил Юрий Серов. — В 2019 году в этой программе нас участвовало 32 человека из профессорско-преподавательского состава, учебно-вспомогательного и административно-управленческого персонала. Они выбирали различные профессии, успешно закончили обучение и, достигнув пенсионного возраста в этом году, могут применять знания дальше. На этот год таких студентов у нас 37 человек, решается вопрос о дистанционном обучении по некоторым дисциплинам».

Вузы конкурентоспособны в плане именно дополнительного образования — благодаря сформированной инфраструктуре, наличию общежитий, и прежде всего — кадрам, считает Татьяна Сидненко: «Крупному вузу проще развивать допобразование не только для студентов (бакалавров, магистров, аспирантов), но и для готовых специалистов, старшего поколения и действующих сотрудников предприятий, желающих развивать новые компетенции и получить новую квалификацию. Во-первых, потому, что преподаватели университета сами по себе люди, обладающие высоким профессионализмом. За 2019 год у нас на площадке Университета и в режиме онлайн-обучения по программам дополнительного профессионального образования обучились 4874 человека — очно, с применением дистанционных технологий и электронного обучения, в формате стажировок. У нас более 500 программ повышения квалификации и около 200 программ переподготовки, а именно по блокам: управленческие, образовательные, в IT-сфере и soft skills. Очень возрос спрос на наши курсы подготовки и переподготовки для руководящего состава, а также для кандидатов на должности гендиректора предприятия, директора образовательной организации, менеджеров по управлению персоналом, специалистов в области государственного и муниципального управления».

Завод по переработке пластмасс имени Комсомольской правды также сам разрабатывает программы дополнительного профессионального образования. Здесь уже обучили ряд сотрудников с основным упором на переработку вторичного сырья и «зеленые» технологи, также предприятие участвует в программе для сотрудников 50+.

«В целом за время ее действия мы обучили по нашим программам дополнительного образования уже более 150 человек, — пояснила Светлана Козлова. — Упор при обучении делали на рабочие специальности техника и наладчика, то есть готовили специалистов по оборудованию наноструктурированных полимерных материалов. Сотрудники технологического института также проходят обучение по этой программе и потом могут выступать как преподаватели и как эксперты на профессиональных экзаменах».

Цель — специалист

Целевую подготовку в вузах за последние годы не раз пытались реформировать, что говорит о назревшей потребности в переменах.

«Я согласен, что систему надо менять, как-то сводить работодателей и учащихся, ведь предприятие должно участвовать в подготовке будущих специалистов, — заявил Сергей Вихман. — Одним из предложений по реформированию стало создание некой электронной биржи для встречи зарегистрированных представителей работодателя и потенциальных абитуриентов или студентов, которых будут готовить под компании по соответствующим программам. Также все больше говорят о заключении договоров не на целевую подготовку, а именно на целевое обучение. То есть работодатели будут выставлять заявку на бирже, субсидировать учебу и предоставлять рабочее место откликнувшимся студентам. Работа со людьми, уже имеющими представление о профессии, обойдется компаниям дешевле, чем со вчерашними школьниками».

Второй момент: подобную подготовку всегда тормозила длительность обучения от 4 до 6 лет. За это время часть студентов успевала передумать и до предприятия так и не доходила. Еще один проблемный аспект — иногда целевиками становились посредственные абитуриенты, пытаясь таким образом попасть на бюджетное место с меньшим конкурсом. Они становились слабыми студентами, которые не доучивались.

«Старые добрые базовые кафедры — это одно, но образование становится индивидуальным, надо выстроить систему образования так, чтобы дать студенту выбор, — полагает Юрий Серов. — Мы не говорим о тех, кто приходит лишь за дипломом. Есть люди с жизненным опытом, которые знают, чего хотят, — уже поработавшие на производстве или в бизнесе, либо же люди с потенциалом, а также студенты-заочники. Таким учащимся дают базовое ядро с возможностью выбора уровня сложности, преподавателя, количества расчетных единиц, а дальше он может набирать различные модули, дополнительные компетенции в зависимости от работодателя, на которого ориентируется. Это направление деятельности в нашем вузе сейчас осваивается».

«У нас другой подход к этой проблеме, — рассказала Светлана Козлова. — Для любого проекта нужна команда, и если в нее входит молодой студент, нужно выявить, каких знаний и умений для этого проекта ему не хватает, после чего его можно доучить по короткой программе. Нынешнее вузовское образование дает почти все для участия в крупных технологических проектах, так что вузы вполне сами могут разработать такие курсы».

Учиться, угадывать, не ждать и не бояться

Рецепт по выбору образовательной стратегии у каждого эксперта свой. Татьяна Сидненко считает, что наиболее эффективны для специалистов стажировки и практика на профильных предприятиях — тогда выпускники будут обладать хотя бы половиной нужных компетенций. Также важно в старших классах как можно больше участвовать в вузовских мероприятиях, организованных совместно с работодателями в рамках научно-исследовательской, проектной работы, направленной на раннюю профилизацию.

Студент не должен бояться независимой оценки своих компетенций в вузе: так он поймет, нужно ли доучиваться. Также не надо ждать окончания вуза, а начинать параллельно работать по профилю как можно раньше, подытожила Светлана Козлова.

Константин Тютюнов считает, что невозможно угадать профессию, которая пригодится через многие годы, потому что мир быстро меняется. Поэтому сначала нужно получить классическую базу в какой-то широкой сфере, а в конце обучения найти работодателя, целевое финансирование и адаптировать базовые знания под прикладную область.

«Я не верю, что вуз сделает готового специалиста, который сразу подойдет работодателю, — заявил он. — Так или иначе на работе его будут делать полноценным членом команды, работодатели уже готовы к этому».

«Лаг между выбором профессии и трудоустройством в 4–5 лет — большая пропасть, это надо иметь в виду, — добавил Павел Специан. — Как и то, что в ряде крупных IT-компаний все больше удаленных проектов по принципу „Убера“, где офиса вообще нет, а все сотрудники подключены из дома — это, возможно, рабочие места нашего будущего».

Ольга Крюкова считает, что нынешним студентам не получится выйти один раз с дипломом и конкурировать на рынке труда, так что основной вызов нового техуклада — необходимость постоянного накапливания квалификаций. Юрий Серов добавил, что нынешний выпускник вуза за жизнь меняет порядка пяти профессий. Поэтому на первый план выходят универсальные навыки — работа с информацией, критическое мышление и творческий подход.

Чтобы обеспечивать госбезопасность и готовить разработчиков и проектировщиков, база фундаментальной подготовки должна оставаться в вузах, считает Тамара Чистякова.

«Важно перенимать опыт у инновационных европейских производств, — сообщила она. — Преподавание в технических университетах в Европе тоже инновационное, и мы учимся работать так же. Это обучение команд разных профессионалов с различными профстандартами (химик, технолог, маркетолог, специалист по управлению и т.д.), ведущих продукт от идеи до коммерциализации. Такое взаимное обучение позволит вузам дать базу и обучать профессионалов, способных работать в междисциплинарных командах, управлять всем жизненным циклом производства, а, возможно, и самим предприятием».

«Мои пожелания тем, кто учится сейчас, — быть готовыми всю жизнь учиться и догонять свою квалификацию, — добавил Сергей Вихман. — Также важно не бояться разочарований и легко переучиваться, ведь далеко не факт, что с полученным дипломом вы выйдете на пенсию. Биотехнологические футурологи допускают, что наш ресурс жизни разовьется до 120 лет, и за это время можно многое попробовать».

Источник: Фонтанка.ру
Опубликовано: 10 ноября 2020
Автор: Анна Романова
Смотрите также