Пресс-центр
Последние события и самая актуальная информация о деятельности Фонда инфраструктурных и образовательных программ.
6 ноября 2020

Будущее и настоящее биотехнологий

Произведения писателей-фантастов разных лет описывают различные аспекты применения биотехнологий. Разнятся и масштабы вызванным ими изменений: от целого мира до отдельного человека, бывшего когда-то «венцом творения». 

Вот несколько фантастических примеров. «Эдемскую» трилогию Гарри Гаррисона (включает в себя романы «К западу от Эдема» [1984], «Зима в Эдеме» [1986] и «Возвращение в Эдем» [1988]) можно отнести к жанру альтернативной истории. Только точка расхождения уходит в прошлое на несколько миллионов лет, когда, по версии писателя, Земля избежала столкновения с метеоритом, а динозавры — вымирания. В описанном Гаррисоном мире разумные потомки динозавров соседствует с племенами людей, хотя последние едва приручили огонь, а динозавры-иилане’ создали цивилизацию, основанную на использовании не механизмов — но организмов. Используя методы генной инженерии, иилане’ вывели живых существ, выполняющих функции оружия, одежды и транспортных средств. Тесно взаимосвязанной с биологией оказалась и культура разумных рептилий, чьи философские и этические воззрения провозглашали жизнь одной из высших ценностей. В разработке альтернативной цивилизации автору помогало несколько видных ученых, а в приложении к книге были представлены язык иилане" и созданные ими биологические инструменты.

Еще один впечатляющий пример цивилизации, основанной на биологических началах, представлен в романе «Детский сад» [1989] Джеффа Раймана. На сей раз перед нами не дело рук (или лап) иного биологического вида, а трансформированное человечество. В этом мире убеждения и модели поведения передаются подобно инфекции, а люди получают энергию напрямую от Солнца, их тела обладают способностью к фотосинтезу.

Однако не только мир и цивилизации служат объектом воздействия биологических технологий. Зачастую такими объектами — и целями — становились соседи по планете, «братья наши меньшие».

Классический роман Герберта Уэллса «Остров доктора Моро» [1896] описал создание нового общества из звероподобных людей, выведенных в ходе некоего «человекообразовательного процесса». По уверениям доктора, вооруженный «подлинно научным знанием законов развития живого организма», он стремился изучить загадки природы и создать разумное существо, лишенное звериного начала.

Несколько десятилетий спустя, уже в иных реалиях, опыты доктора Моро повторил профессор Преображенский в «Собачьем сердце» [1925] Михаила Булгакова. И со столь же плачевным результатом. Нужно заметить, что тема создания «нового человека» вообще стала для советской фантастики одной из ключевых, хотя и рассматривали ее, как правило, чаще в социальных, а не биологических аспектах.

Артур Кларк в рассказе «Плоды воспитания» [1962] описал «супершимпов», созданных на основе генотипа шимпанзе с помощью генетической инженерии. В рассказе они выступали в качестве прислуги. Позднее в его же романе «Свидание с Рамой» [1973] искусственно выведенные обезьяны — продукт компании Superchimpanzee Corporation — отправились в космос. Впрочем, и за пределами Земли на них были возложены лишь простейшие функции: «уборка помещений, приготовление простых блюд, переноска инструментов» и другие работы. Вход же в технические помещения супершимпам был строго, на уровне инстинктов, воспрещен.

Более серьезная роль отведена шимпанзе в масштабном фантастическом сериале Дэвида Брина. На протяжении шести книг, начиная с «Прыжка в Солнце» [1980] и заканчивая «Небесными просторами» [1998], американский фантаст рассказывает о «Возвышении» — процессе введения старшими расами своих подопечных в галактическое содружество. Причем инструментом «возвышения» служит не только образование, но и генная инженерия. Отношения патронов и клиентов связывают в сложную иерархическую структуру множество галактических рас, в том числе человечество, клиентами которого стали шимпанзе и дельфины.

Фото: depositphotos.com

Идея усовершенствования природы живых существ с помощью биотехнологий не ограничилась иными биологическими видами. Объектом воздействия оказался и сам человек. Покорить морские глубины было предназначено Ихтиандру из культового романа «Человек-амфибия» [1928] Александра Беляева. «Морской дьявол» усилиями доктора Сальватора был снабжен акульими жабрами, и вот как доктор объяснял свои намерения на судебном процессе: «Если бы следом за ним и другие люди проникли в океан, жизнь стала бы совершенно иной. Тогда люди легко победили бы могучую стихию — воду. Вы знаете, что это за стихия, какая это мощь? Вы знаете, что площадь океана равна тремстам шестидесяти одному миллиону пятидесяти тысячам квадратных километров? Больше семи десятых земной поверхности составляет пространство водной пустыни. Но эта пустыня с ее неистощимыми запасами пищи и промышленного сырья могла бы вместить миллионы, миллиарды человек. Больше трехсот шестидесяти одного миллиона квадратных километров — это только площадь, поверхность. Но ведь люди могли бы расположиться по нескольким подводным этажам. Миллиарды людей без тесноты и давки могли бы разместиться в океане… Если бы человек мог жить в воде, то освоение океана, освоение его глубин пошло бы гигантскими шагами».

Более прагматичный подход продемонстрирован в рассказе Роджера Желязны «Ключи к декабрю» [1966], герой которого появился на свет благодаря контракту (спецификация Y7 на криопланетных кототипов) его родителей с компанией General Mining. Вместе с Джарри Дарком добывать ценные минералы на планете Элионол должны были двадцать восемь тысяч пятьсот шестьдесят шесть существ, чьи родители последовали рекомендациям Центра Общественного Здоровья и Планирования Рождаемости. Выглядели эти существа как большие бесхвостые оцелоты, и все они могли жить лишь при силе тяжести 3,2g и температуре -50 градусов по Цельсию.

Впрочем, причины трансформации человека не сводились к эксплуатации человеком человека-штрих, человека видоизмененного. Руководствуясь благими намерениями, земляне из повести «Сердце Змеи» [1959] Ивана Ефремова предполагали воздействовать на механизм наследственности расы, дышащих фтором людей, которые встретились им в космосе. Заменить фторный обмен веществ на кислородный — и все для того, чтобы фторное человечество не прошло «бесследной тенью, затерявшейся в глубинах Вселенной», а смогло присоединиться ко всеобщему братству людей из разных галактик.

Возможностью выбора жизненной формы или клонированием фантазии писателей не ограничивались. С течением времени возможности «переделки» человека — пока только в фантастических книгах — приводили к переосмыслению его, человека, сущности. Перешагнуть, а скорее, даже разрушить традиции восприятия человека как биологического, запечатанного и запечатленного в теле существа предлагают некоторые авторы. Например, персонажи романа «Диаспора» [1997] Грега Игана способны моделировать собственную форму и использовать в качестве носителя для сознания не только биологические тела, но и мощности процессоров.

Впрочем, писали фантасты об изобретениях и открытиях не столь грандиозных, но способных существенно изменить привычную нам повседневность. Многие из них уже воплощаются в реальность.

Например, патриарх советской фантастики Иван Ефремов в романе «Час Быка» [1969] описал «автоматические заводы искусственного мяса, молока, масла, растительного желтка, икры и сахара», которые позволили землянам далекого будущего отказаться от убийства животных, потому что «нельзя достигнуть истинной высоты культуры, убивая животных для еды». Сегодня в мире насчитывается уже несколько стартапов, занимающихся производством мяса на основе растительного белка. Среди них — Impossible Foods и Beyond Meat, в который инвестировал Билл Гейтс и продукцию которого можно купить в Москве.

Обитатели Мира Полудня, описанного в произведениях братьев Стругацких, проходят процедуру так называемой фукамизации, описанной в повести «Волны гасят ветер» [1985]. Данная процедура повышает естественный уровень приспособляемости человеческого организма к внешним условиям и на несколько порядков увеличивает сопротивляемость организма ко всем известным инфекциям, вирусным, бактериальным и споровым, а также ко всем органическим ядам. В нашей реальности профилактическими вакцинами занимается компания Selecta Biosciences, чьим акционером является АО «РОСНАНО». В ее активе — вакцины против малярии и против гриппа, против вируса папилломы человека и даже против никотиновой зависимости. Разрабатываемая компанией вакцина для отказа от курения и профилактики рецидивов способствует образованию антител, которые связывают никотин, и предотвращает запуск реакции привыкания. Еще одна компания Atea Pharmaceuticals (портфельная инвестиция АО «РОСНАНО») занимается разработкой средств для противовирусной терапии, в том числе против коронавируса COVID-19. Российская биофармацевтическая компания «Нанолек» также вносит свой вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией и выпускает препарат гидроксихлорохин, который используется для лечения COVID-19.

Многочисленные произведения фантастов прошлого, посвященные замене человеческих частей тела искусственными протезами (например, рассказ «Старик» [1958] Альфреда Бестера), сегодня уступают реальности. Кистевой эндопротез, разработанный компанией «Эктив Хэнд» помогает восстановить подвижность большого пальца руки людям, которые страдают контрактурой и не могут полноценно работать кистью. Могут врачи и заменить позвонки специальным имплантатом, напечатанным на 3D-принтере из сплава титана. Производством таких изделий занимается, в частности, компания TEN.MedPrint из группы компаний «ТехноСпарк».

Можно быть уверенным в том, что число примеров использования биотехнологий в нашей повседневной жизни будет все возрастать.

Источник: Инвест-Форсайт
Опубликовано: 6 ноября 2020
Автор: Сергей Максимов
Смотрите также