Пресс-центр
Последние события и самая актуальная информация о деятельности Фонда инфраструктурных и образовательных программ.
14 февраля 2020

Андрей Евдокимов: Российские разработчики микросхем — коллеги, а не конкуренты

В самом начале нынешнего года правительство России утвердило Стратегию развития электронной промышленности до 2030 года. О значении этого события для отрасли, о том, что сейчас происходит в отечественной электронике, рассказывают представители компании «Байкал Электроникс» — Андрей Евдокимов, генеральный директор, Григорий Хренов, технический директор, и Артем Огурцов, заместитель генерального директора по коммерческим вопросам.

Как вы оцениваете тот факт, что Стратегию развития электронной промышленности наконец утвердили?

Андрей Евдокимов: Это говорит о том, что государство собирается нашу отрасль развивать и поддерживать. Ведь это — отрасль с высокой добавочной стоимостью и большой интеллектуальной составляющей, поэтому она очень важна. В стратегии обозначены весьма амбициозные планы, которые, на наш взгляд, исполнимы, хотя, может, и не на все сто процентов. Надеемся, что в течение двух-трех лет уже появятся результаты в виде реализованных конечных продуктов, объемов выручки и продаж.

Если взять, к примеру, 719-е постановление, в котором перечислены критерии для определения российских продуктов, то сначала на его перспективы все смотрели скептически. А сейчас многие компании стараются, чтобы их продукты соответствовали этим критериям, и практически все лидеры российского ИТ-рынка так или иначе работают над выпуском отечественного электронного оборудования.

В 2014 году на волне импортозамещения было объявлено о создании линейки отечественных процессоров Baikal. Как развивался этот проект? Что удалось сделать к настоящему времени?

Григорий Хренов: Наша цель — разработка линейки процессоров Baikal для различных вычислительных устройств, т. е. речь идет не столько об импортозамещении, сколько о создании в России конкурентоспособной элементной базы.

Мы начинали с разработки процессора Baikal-T с архитектурой MIPS, предназначенного для встраиваемых решений, коммуникационных систем и тонких клиентов. Он отличается низким энергопотреблением и достаточно высокой производительностью, которая соответствует сегодняшним требованиям рынка. А чтобы облегчить создание на его основе сложных систем, мы обеспечили внутри процессора широкий набор современных интерфейсов, включая PCI Express, SATA и т. п.

При этом Baikal-T и другие наши процессоры реализован как система на кристалле, что отличает их от многих процессоров, предполагающих наличие дополнительного чипсета с периферийными интерфейсами.

У нас все это находится на кристалле, плюс большой выбор коммуникационных интерфейсов, включая гигабитный и 10-гигабитный Ethernet. Baikal-T выпускается с 2016 года и уже широко используется.

Следующий процессор — Baikal-M, это 8-ядерный микропроцессор, сделанный в архитектуре ARM v8. Снабженный большим набором современных периферийных интерфейсов, встроенным графическим процессором и двумя каналами памяти, он в основном предназначен для создания персональных компьютеров, рабочих станций, моноблоков, ноутбуков, мини-серверов, а благодаря наличию мощных коммуникационных каналов может использоваться и в коммуникационном оборудовании. Разработка Baikal-M закончена в 2018 году, на данный момент созданы опытные образцы, работоспособность которых уже продемонстрирована.

Сейчас у нас идет третий проект — Baikal-S, представляющий собой мощный процессор для серверов. Разработка находится в заключительной фазе, в этом году мы собираемся получить опытные образцы.

Какую технологию вы используете в своих процессорах, где они производятся?

Григорий Хренов: Baikal-T и Baikal-M созданы на технологии 28 нм, а Baikal-S — на 16 нм. Что касается производственной базы, то в России пока что нет технологических возможностей для изготовления таких процессоров, поэтому производство организовано на Тайване на фабрике компании TSMC.

Какова цена ваших процессоров?

Андрей Евдокимов: Стоимость одного Baikal-T — $60, а для больших партий от 100 тыс. шт. цена может опускаться до $30. Розничная цена Baikal-M — $250, а вместе с платой Mini-ITX — $500.

Baikal-T поставляется с 2016 года. Сколько процессоров выпущено? Какие продукты уже созданы на его основе?

Артем Огурцов: Всего выпущено порядка 50 тыс. процессоров Baikal-T, которые уже нашли применение в самых разных устройствах. Так, наша материнская компания «Т-Платформы» создала большую линейку продуктов, включая терминал на базе платы Mini-ITX, мощные процессорные модули, программируемые контроллеры, несколько видов системных плат и одноплатный компьютер в формате кредитной карты, аналог Raspberry Pi.

Другие партнеры также разрабатывают продукты. Компания Fastwel выпустила два процессорных модуля, которые используются в промышленности, в нефтегазовом и в атомном секторах. В БПО «Прогресс» созданы, протестированы у заказчика и подготовлены к серийному выпуску одноплатный компьютер, индустриальный преобразователь протоколов и маршрутизатор. Еще один маршрутизатор запущен в серию компанией NSG, а Hamster Robotics выпустила образцы защищенного компьютера.

Как вы охарактеризуете нишу, на которую ориентирован Baikal-M? Чем принципиально различаются рынки Baikal-M и Baikal-T?

Григорий Хренов: Baikal-M предназначен для создания рабочих станций и микросерверов. Поэтому он отличается от Baikal-T составом, количеством вычислительных ядер, функционалом и вычислительной мощностью. Например, Baikal-M снабжен развитыми средствами отображения информации, включая мощный встроенный графический процессор, декодер видеопотоков, стандартные интерфейсы для подключения дисплеев.

Кто ваши конкуренты, ориентированные на ту же нишу? В чем вы видите ключевые конкурентные преимущества своей разработки?

Андрей Евдокимов: В первую очередь это Intel и AMD. Наша задача — как минимум быть сопоставимыми с мировыми лидерами. И хотя по характеристикам, производительности и цене мы где-то проигрываем, но не в разы и не на порядки.

На нашей стороне есть ряд преимуществ. Прежде всего у нас полностью интегрированная система, которая не требует южного моста, и на ней проще создавать продукты. Второе преимущество — российское происхождение процессора, что важно для нашего рынка.

В какой степени он российский?

Андрей Евдокимов: Топология интегральной микросхемы и системное ПО принадлежит компании «Байкал Электроникс», наш процессор соответствует критериям 719-го постановления. Мы знаем, что находится у него внутри, что он делает с момента подачи питания на него, какие исполняет коды и почему. Все это полностью контролируется. Поэтому процессор считается российским и на нем можно создавать технику, которая тоже будет российской.

В России есть и другие производители процессоров с такими же преимуществами. Вы с ними конкурируете?

Андрей Евдокимов: Пока отечественная продукция занимает доли процентов на рынке, говорить о конкуренции между российскими разработчиками микросхем не приходится. На данный момент мы — коллеги, а не конкуренты.

Вы создали плату DBM для тестирования процессора Baikal-M. Кто из ваших партнеров по «железу» ее получил? Как развивается ваше сотрудничество с ними?

Артем Огурцов: Плата Development Board-M — продукт не коммерческий, она была создана, чтобы проверить, как работает процессор, измерить характеристики, разрабатывать системное ПО и запускать его.

Компании «Аквариус», «Т-Платформы», iRU, Depo и другие их уже получили и тестируют почти три месяца, проверяя функционал и определяя потенциальный спектр тех устройств, которые они смогут производить, а мы получаем обратную связь, в целом позитивную.

Что делается в плане разработки софта? Кто ваши партнеры в этой области?

Андрей Евдокимов: Мы раздали платы DBM четырем производителям ПО для российских процессоров. Это «Открытая мобильная платформа», которая производит операционную систему «Аврора», НПО «РусБИТех», разработчик Astra Linux, «Базальт СПО», поставщик ALT Linux, и Red Soft, выпускающая RedOS. Предполагается, что к концу первого квартала у них будет готова версия ОС под Baikal-M. Например, компания «Базальт СПО» уже прислала свою сборку, чтобы мы могли ее протестировать.

А что насчет потенциальных клиентов?

Андрей Евдокимов: Конечные клиенты — это прежде всего органы госвласти, госкорпорации и компании с государственным участием, в которых разработаны политики импортозамещения. В рамках этих политик они планируют замену импортного оборудования на российское.

Но используя тренд на импортозамещение, мы стараемся, чтобы наше оборудование было конкурентоспособным и по соотношению цена — производительность сравнимо с западными аналогами.

Какие ключевые задачи в плане отношений с партнерами вы ставите перед собой на этот год? Каковы ваши ожидания от продаж?

Андрей Евдокимов: Мы хотели бы в этом году вместе с партнерами разработать на базе наших процессоров максимально возможный спектр устройств. Что касается продаж, то мы не можем раскрывать цифры в силу ряда ограничений, но в любом случае речь идет о десятках тысяч штук.

Если можно, расскажите о своих планах по выпуску нового процессора Baikal-S. На какие рынки он ориентирован и в чем его главная специфика?

Григорий Хренов: Baikal-S — это чисто серверное решение, мощный процессор на базе технологии 16 нм с возможностью создания многопроцессорных серверов. Надеемся получить опытные образцы в конце этого или, в крайнем случае, в начале следующего года.

А как же российская ниша, которая определяется 719-м постановлением?

Андрей Евдокимов: Нет никакой российской ниши. Просто это постановление позволяет отечественному оборудованию занимать ИТ-рынок. Постоянно возникает вопрос о конкуренции с «Эльбрусом», с «Элвисом», и создается впечатление, что есть такой огромный ИТ-рынок, на котором выделили маленькую деляночку для российских производителей. Но мы считаем, что нет никаких таких деляночек.

Да, государство со своей политикой импортозамещения нам помогает, но не загоняет в нишу, а просто делает так, чтобы российские компании могли полноценно конкурировать на большом ИТ-рынке.

Вы считаете, что это реально?

Андрей Евдокимов: Обычно все хотят быстро, дешево и лучше по всем параметрам. У нас долго ждать не готовы, инвестировать не готовы и конкурировать на единицах процентов тоже не готовы. Хотя весь мир конкурирует именно так.

Надо понимать, что чудес не бывает. Поэтому мы берем самые передовые мировые практики в области интегральных микросхем, заключаем с мировыми лидерами партнерство и вместе с ними делаем конкурентоспособный продукт.

Что вы думаете о создании чисто российского ИТ-решения от начала и до конца? Это нужно отрасли? И вообще это возможно?

Андрей Евдокимов: Сначала надо определить, существуют ли сейчас высокотехнологичные решения, созданные целиком в одной стране. Ведь микроэлектроника — это самая сложноустроенная отрасль в мире. Разделение труда в ней настолько подробное и глубокое, что говорить о том, что какая-то страна может сама целиком создать современный процессор, не приходится. В тех же процессорах Intel используется много всего из разных стран, а их разработки ведутся по всему миру.

Что считать чисто российским ИТ-продуктом — это всегда вопрос трактовок. Например, можно говорить о том, что вся интеллектуальная собственность принадлежит российской компании, и о том, что производиться все будет по возможности в России. В такой трактовке у нас есть почти всё для создания российского ИТ-решения.

Единственный компонент ИТ-решения, который сделать в России не получится, — DDR-память. Это технологически очень сложный продукт, и лишь немногие производители занимаются данной сферой. Если SSD-накопители и диски у нас сделать можно и тому уже есть примеры, то DDR-память — никак нет. Но с другой стороны, непонятно, нужно ли это, поскольку с поставками памяти нет никаких проблем.

Есть ли у вас планы по новым продуктам?

Андрей Евдокимов: Да, мы собираемся запустить один или два новых проекта по выпуску процессоров, ориентированных на сегменты рынка, которые мы пока не охватили. Более конкретно говорить еще рано, но могу сказать, что устройства с низким энергопотреблением — это достаточно большой и интересный рынок.

Источник: IT-Week
Опубликовано: 10 февраля 2020
Смотрите также