Пресс-центр
Последние события и самая актуальная информация о деятельности Фонда инфраструктурных и образовательных программ.
20 декабря 2019

Гибрид смартфона и пиявки. Как РОСНАНО популяризирует науку через искусство

Казалось бы, если организаторам краснодарского форума о малом бизнесе удалось с помощью билборда и ироничного клипа привлечь Илона Маска выступить у них, то градус любви к высоким технологиям в среднем по стране должен вызывать у социологов оптимизм. Увы, не все так хорошо. По данным НИУ ВШЭ, в российском обществе позиции науки слабоваты по сравнению с другими интересами. 38% населения не считают науку значимой для обыденной жизни, всего 7% регулярно читают научпоп, и 4% обсуждают вопросы науки с друзьями. 

На встрече ученых и художников, которые впервые показали свои работы для арт-проекта «2020 → 2070», главный ученый РОСНАНО Сергей Калюжный сказал: «Инновации — это будущее, которое создается учеными и инженерами совместно с обществом. Мы замечаем, что приток молодых людей в научно-техническую сферу ослабевает. И наша глобальная цель — привлечение школьников, студентов и молодых преподавателей в нашу сферу художественными методами». 

Что ж, художественные методы избраны не случайно. Современное искусство сегодня невозможно вообразить без экологической проблематики, множества взглядов на взаимоотношения человека и машины и тяги художников к экспедициям и сложной инженерии. Они исследуют мировой запас семян растений, создают искусственные водопады, поднимают раскаленное «солнце» под потолок музея, разводят микроорганизмы, которые со временем рисуют пейзаж, и управляют средой для их колоний с помощью искусственного интеллекта. Интерес публики к произведениям, в основе которых лежит исследование художника, также становится выше, чем к полету фантазии. 

Руководитель дирекции ФИОП РОСНАНО Сергей Филиппов объясняет: чтобы сделать конкурентоспособный технологический продукт, надо привлечь конкурентоспособных инженеров — но хороших специалистов надо мотивировать со студенческих и даже школьных лет, потому что подросткам важен престиж профессии. 

30 художников разных поколений привлекла к инициативе ФИОП команда галереи Frida Foundation Project. Отозвались как звезды мирового арт-сообщества — Эрик Булатов, Александр Виноградов, Ольга Киселева, Женя Шеф, архитектор Сергей Чобан, — так и самые успешные среди молодых художников российской сцены: Миша Most, Ольга Кройтор и другие. Некоторые художники на этапе знакомства с куратором «2020 → 2070» Михаилом Слободинским сказали ему, что проблему науки и будущего для них актуализировали их дети-подростки, которые, совсем как Грета Тунберг, озабочены будущим планеты и экологии.

«Сначала мы предложили художникам поразмышлять о роли ученого, однако они быстро взяли инициативу в свои руки и составили образ того будущего, которое сегодняшнему молодому поколению только предстоит приблизить», — добавил Слободинский.

Потом художникам помогли познакомиться с учеными из различных институтов, и, основываясь на опыте, полученном в ходе этого общения, художники создали свои арт-объекты. Произведения уже готовы к нескольким экспозициям в 2020 году, но диалог ученых и художников не заканчивается. 

Символом этого диалога стал… лыжник. На известной картине Эрика Булатова 1970 года бегущий лыжник «отгорожен» от зрителей агрессивной красной решеткой — метафора всех проблем коммуникации, с которыми общество сталкивалось в те годы. Для проекта «2020 → 2070» Булатов превратил свою работу в триптих: лыжнику 2020 года помогают бежать современные технологии, которые его двойнику из семидесятых даже не снились, а сейчас стали обыденностью для профессионального спорта. На третьей части работы лыжник 2070 года ставит вопрос перед нынешним поколением: какие открытия ближайших 50 лет помогут ему продолжать бег?

Разброс жанров, медиумов и практик получился большим: от полновесного science-art до традиционной скульптуры и картин, футуристических и ироничных. Многие работы можно назвать готовыми мемами (оговоримся, что определений у мема много, и здесь мы пользуемся определением, предложенным российскими лингвистами: паремиологическая единица, передающая культурную информацию и отражающая типичные жизненные ситуации. — Прим. авт.). Самые яркие из них — серия живописи Александра Савко «Билибин. Новые технологии», сюжет которых похож на фильм «Иван Васильевич меняет профессию», снятых в стилистике ретрофутуристических комиксов и вместе с тем помещенных в билибинский лес. Такова «Обложка Time» Сергея Шеховцова. Героем выдуманной обложки стал инопланетянин, в глазах которого отражается борт российского космического корабля с триколором. Такова и графическая серия Жени Шефа «Бессмертие» — изображения животных в окружении текста, раскрывающего их генетические секреты.

На одной из работ Шефа — голый землекоп, африканский грызун, который смог фактически «отключить» собственное старение. На это обратил внимание ведущий научный сотрудник МГУ им. Ломоносова и гендиректор портфельной компании РОСНАНО «Митотех» Максим Скулачев, ведь голый землекоп — тотемное животное компании. Он, как и его отец, академик РАН Владимир Скулачев, посвятил свою жизнь изучению процесса старения и разработкам, которые могли бы его замедлить. «Мы сейчас только встали на тот эволюционный путь, который голые землекопы прошли до нас десятки тысяч лет назад, — уверен Скулачев. — Возможно, наше старение отключится таким же естественным образом, но, чтобы это произошло в темпе эволюции, придется ждать миллион лет. Мы с коллегами пытаемся проверить, нельзя ли ускорить достижение этой цели. И пока наша гипотеза о том, что это возможно, скорее подтверждается».

Самый высокий «мемный» потенциал, пожалуй, у «Фальшивого зайца» Александра Федорова: с щедрого ломтя черного хлеба смотрит на зрителя существо, покрытое чешуей. Сходство с зайцем ему придают плавники, растущие вместо ушей.

Достаточно пробежать глазами полтора десятка научных публикаций в «Киберленинке» по тегу «интернет-мем» за последние пару лет, чтобы понять: педагоги, лингвисты, политологи и социологи в России активно изучают мемы как инструмент обучения и формирования идеологических проектов. Многие художники отдали права на использование своих изображений в рамках «Открытого кода» — это позволит любому учебному заведению страны использовать изображения получившихся арт-объектов для популяризации своих научных специальностей. Вероятно, во многих школах и институтах можно будет увидеть открытки с «Фальшивым зайцем» и его компанией. 

Работая над проектом, некоторые художники открыли для себя совершенно новые выразительные средства, а ученые — расширили область научных интересов. Хороший пример — «Нейрокод» Марины Звягинцевой. Основной художественной практикой Звягинцевой был паблик-арт. Но после знакомства с ученой Ольгой Мартыновой она решила ни много ни мало «залезть» в головы зрителей и изучить воздействие искусства на их мозг. 

Ольга Мартынова, заведующая лабораторией высшей нервной деятельности человека, отметила, что нейроэстетикой — дисциплиной, находящейся на стыке гуманитарных наук и нейропсихологии, — в России пока никто серьезно не занимался. Она сама решила зайти в эту область только после знакомства с художницей. В ходе опытов стало ясно, что искусство совершенно по-разному воздействует на подготовленного (то есть на нацеленного посмотреть произведения) и неподготовленного зрителя (то есть случайного прохожего). Мартынова отметила, что эти эксперименты в дальнейшем могут послужить хорошим материалом при разработке различных терапевтических программ. Более того, по результатам этой работы она решила написать научную статью. 

Эксперимент Марины Звягинцевой и Ольги Мартыновой продолжается, и они готовятся к тестированию новой группы участников. Но арт-объект — восьмиметровый стенд «Нейрокод», посвященный первым результатам исследований, — совсем скоро будет представлен широкой публике.

Произведение искусства, созданное директором Института науки и искусства Сорбонны, художницей Ольгой Киселевой, демонстрирует, без преувеличения, феноменальные достижения археоботаники, в область интересов которой входит восстановление утраченных человечеством растений. Инсталляция художницы состоит из теней пальмовых деревьев вида, исчезнувшего в регионе Негев (ныне — пустыня) и восстановленного после того, как в крепости Масада нашли древнюю пальмовую косточку. В инсталляцию будут включены скульптурные макеты семян фимиама, который также восстанавливают спустя тысячи лет с его исчезновения. Несколько лет назад Ольга Киселева как художник восстановила во Франции породу вяза, которая погибала от болезни, обусловленной изменениями климата в регионе, — французский вяз был скрещен с сибирским. Сейчас художница совместно с Сорбонной и Министерством экологии участвует в разработке программы по спасению французских вязов.

Художница Яна Буланцева решила воздействовать на будущих инженеров магнетическими формами и фактурами прозрачного стекла. Ее скульптура двухметровой длины, представляющая собой причудливый город будущего на фоне светодиодного экрана, создана в диалоге с кандидатом химических наук РХТУ им. Д. И. Менделеева Георгием Шахгильдяном. Химик отметил: «В комментарии к работе „Город“ Яна говорит, что новые материалы помогают городам развиваться устойчивее, а горожанам — дышать легче. И это не просто слова: с помощью инновационных способов обработки, меняющих структуру стекла изнутри, оно приобретает невиданные прежде формы и свойства, действительно открывающие новые возможности для строительства. Например, пеностекло — новый материал, который был использован при строительстве парка „Зарядье“». 

Красивые фантазии на тему будущего, как у Яны Буланцевой или преподавателя Школы Родченко Аристарха Чернышева, впечатляют многих зрителей не меньше, чем наукоемкие проекты. Чернышев разработал PiO — вымышленный носимый гаджет, похожий на гибрид генетически модифицированной пиявки и смарт-часов. Если бы этот гаджет существовал на самом деле, то действовал бы как датчик биохимических показателей человека. Куратор Михаил Слободинский сказал, что при монтаже работы Чернышева к нему подошли несколько человек и спросили, где можно приобрести гаджет: они подумали, что это настоящая рекламная кампания нового продукта. Да и на первом показе художественных работ стенд с PiO постоянно был окружен зрителями, а некоторые тайком трогали «тело» пиявки пальцем, пытаясь понять, из чего оно сделано. 

Скоро произведения искусства, созданные для проекта «2020 → 2070» покажут в серии выставок #NANOart в Москве и Санкт-Петербурге, причем не только в музейных и галерейных пространствах, но и в высших учебных заведениях. Вместе с выставками пройдут и дискуссии о технологическом будущем и о том, как искусство и технологии влияют на его конструирование сейчас.

Источник: Сноб
Опубликовано: 19 декабря 2019
Автор: Юлия Гусарова
Смотрите также