Пресс-центр
Последние события и самая актуальная информация о деятельности Фонда инфраструктурных и образовательных программ.
11 декабря 2019

Инновации в кадрах. Развитие технологий требует изменений в системе образования

Человеческий капитал традиционно считается одним из основных конкурентных преимуществ российской экономики в международных рейтингах, однако, чтобы этот ресурс был задействован в инновационных отраслях, требуется формирование новых компетенций и навыков по специальностям, которых пока может даже не существовать. О том, как инвесторы, компании и вузы могут участвовать в этом процессе, говорили участники конференции «Подготовка кадров для инновационной экономики: ориентиры и контент», организованной Группой РОСНАНО.

В поисках технологических инвесторов

«Кадры являются важнейшей задачей для строящейся в России наноиндустрии, мы очень быстро убедились на своем опыте, что даже самые лучшие и прорывные технологии на новых заводах оказываются бессмысленными, если при этом не подготовлены специалисты, которые будут на них работать»,— отметил глава РОСНАНО Анатолий Чубайс, открывая конференцию «Подготовка кадров для инновационной экономики: ориентиры и контент». В качестве примера новой отрасли, где в ближайшие годы возникнет существенная нехватка кадров, он назвал возобновляемую энергетику: с учетом ввода новых станций и заводов по производству оборудования появится 12 тыс. рабочих мест до 2024 года.

При этом, если в традиционной экономике эффективность достигается через снижение затрат, то в инновационной важнейшим параметром является время, затраченное на выведение нового продукта или технологии на рынок, поэтому в инновационном бизнесе основная мотивация — в большей степени про продукт, нежели про деньги, а предложение зачастую рождает спрос, отметил глава РОСНАНО.

Размер мирового рынка private equity и венчурных фондов

В свою очередь, для развития инновационной экономики необходимы как технологические предприниматели, так и технологические инвесторы. Это тоже целый мир, и пока у нас его нет. В частности, в России не развиты альтернативные (венчурные и private equity) инвестиции, тогда как за рубежом они становятся мейнстримом: объем активов под управлением таких фондов за последние годы вырос в два с половиной раза и уже приближается к размеру банковской системы. Этот результат был достигнут за счет серийного управления проектами и механизма хеджирования рисков, а также системы мотивации менеджмента, позволяющей управляющим фондами получать долю прибыли, пояснил Анатолий Чубайс.

Образование по-новому

Помимо нехватки инвестиций не менее важной проблемой является и то, что пока 90% заявок в инвестфонды оформлены неадекватно. «Поэтому крайне важно широкое обучение венчурному инвестированию»,— отметила исполнительный директор Российской ассоциации венчурного инвестирования Альбина Никконен. «У нас по-прежнему мало проектов, представители которых ходят на встречи с инвесторами, а институты развития зачастую снимают сливки, а не возятся с командами, не занимаются их коучингом»,— посетовала эксперт.

К тому же многие основатели стартапов смотрят только на российский рынок, где их ниши слишком малы, и не имеют видения с прицелом на быстрый рост и капитализацию, что ведет к ограниченности масштаба, добавила госпожа Никконен. Другой типичной ошибкой, по ее словам, является построение неадекватной бизнес-модели: предприниматели не могут выстроить каналы продаж, заявляют долгую окупаемость проекта, в котором не предполагается встраивание в существующие цепочки добавленной стоимости. Многие закрывают глаза на оформление интеллектуальной собственности, тогда как если она создана «качественно», то и капитализируется дорого, в противном случае ее стоимость равна нулю, а зарубежные рынки закрыты. «Важно иметь понимание, как можно извлечь из интеллектуальной собственности коммерческую ценность, иначе конкуренты легко могут обойти защиту, во многих случаях продажа IP — это единственная бизнес-модель. Сейчас же более 90% созданной университетами интеллектуальной собственности не имеет коммерческой ценности, поэтому подготовка молодого поколения в этом направлении имеет ключевое значение»,— заключила глава РАВИ.

Размеры российских фондов РОСНАНО и РВК

Также участники конференции отметили проблему трансфера технологий: многим изобретателям трудно расстаться со своими разработками. Это вполне объяснимо. «Наука и инновации в некотором смысле противоположные виды деятельности. Если вы хотите из знаний сделать деньги, это называется инновация. А если из денег сделать знания — это называется наука. Поэтому даже культура разная — в науке и бизнесе. Но за последние 20 лет эти границы сильно размылись: в США сейчас любой профессор выкладывает несколько визиток, где он помимо ученого выступает фаундером и членом совета директоров»,— добавил Анатолий Чубайс.

«Ключевым звеном в трансформации инновационной среды должна стать система образования, а в ней — вузы, однако они все еще не видят себя хозяйствующими субъектами на рынках интеллектуальных продуктов,— отметил научный руководитель Федерального института развития образования РАНХиГС Ефим Коган.— Организационное устройство вузов не обеспечивает включение их в решение задач экономики, в итоге организации, построенные для работы в одних условиях, не могут быть эффективны в других». В условиях же диверсификации потребителей и источников ресурсов необходима внутренняя трансформация вуза в образовательную организацию нового предпринимательского типа.

Возможная структура финансирования private equity и венчурных фондов в России

Модель бизнеса меняется: происходит сдвиг в сторону платформенных, проектных решений, стабильная иерархия уходит в прошлое, расширяются возможности для мгновенных изменений, что, в свою очередь, ведет к обновлению карты профессий, полагает советник руководителя Россотрудничества Дмитрий Гужеля. В итоге, по его словам, более актуальной становится модель непрерывного обучения (life-long learning) и к середине карьеры дефицит навыков может оказаться даже более значительным, чем в ее начале, поэтому у взрослого населения растет спрос на развитие новых навыков.

Такой запрос требует трансформации модели вузов: помимо обучения и развития науки в нее добавляется третье звено — это инновации. Глобально в образовании уже отмечаются такие тренды, как создание стратегического партнерства с бизнесом и развитие экосистемы вокруг бизнеса заказчика, цифровизация обучения, продвижение образования на базе системы «самообслуживания». Но пока вузы медленно переходят на обучение навыкам для современной экономики — почти нет программ, развивающих актуальные технопредпринимательские компетенции, недостаточна либо отсутствует ориентация на цифровую экономику, добавляет Дмитрий Гужеля. Выходом же эксперт считает развитие системы дополнительного профессионального образования (ДПО), что может стать первым этапом развития университета непрерывного образования.

Источник: Коммерсантъ
Опубликовано: 10 декабря 2019
Автор: Татьяна Едовина
Смотрите также