Пресс-центр
Последние события и самая актуальная информация о деятельности Фонда инфраструктурных и образовательных программ.
20 июля 2009

Интервью руководителя отдела образовательных программ РОСНАНО Натальи Леонидовны Яблонскене

Эхо Москвы
ВЕДУЩИЙ: Алексей Дыховичный у микрофона и у нас в гостях Наталья Яблонскене - руководитель отдела образовательных программ РОСНАНО. Здравствуйте, Наталья Леонидовна.

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ: Образовательные программы в области нанотехнолгий - что это такое? Об этом мы говорим. Наталья Леонидовна, если я хочу стать, допустим, биологом. Я иду в МГУ, например на биологический факультет. И мне в голову приходит мысль стать, простите - не знаю есть ли такое слово - нанологом?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Насколько я знаю, на биологическом факультете МГУ собственно «нанологов» не готовят. Но в МГУ и ряде других университетов, в Санкт-Петербургском, например, в Нижегородском, у которых нет отлицензированных программ по нанотехнологиям, на многих факультетах готовят специалистов, которые могут работать в наноиндустрии. Это значит, что в магистратуре, к примеру итоговая работа выполняется по нанотехнологической тематике. Есть специализации. Ну, и многие вузы готовят специально по программам «наноматериалы», «нанотехнологии в электронике». В 33 вузах с этого года обучают бакалавров, в 4 вузах магистерские программы запускают. То есть, уже можно найти вуз, где дают такое образование.

ВЕДУЩИЙ: Но это не факультеты.

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Нет. Наноиндустрия - это не индустрия в привычном понимании. Нанотехнологии используются и будут использоваться и в химии, и в медицине, и в сельском хозяйстве. А те же наноматериалы – нет такого вида экономической деятельности, нет отдельной специальности, поэтому и нет таких факультетов. И, тем не менее, наноматериалы – это то, на чем строится очень многое в наноиндустрии. Специалистов по наноматериалам могут готовить и в Московском институте стали и сплавов на нескольких факультетах, и в Санкт-петербургском университете, и в МГУ на химическом факультете. Так что нет, таких факультетов нет, и не думаю, что они появятся в ближайшее время.

ВЕДУЩИЙ: С другой стороны, и законы физики, они используются тоже везде. А при этом есть физические факультеты в очень многих университетах, институтах. Здесь, может быть, тоже все как-то пойдет в эту сторону, как вам кажется?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Я не думаю, что все целиком пойдет в эту сторону. Другое дело, что в большинстве вузов, где есть физические, химические, биологические факультеты, предусматривают нанотехнологическую специализацию. И правильно делают.

ВЕДУЩИЙ: И это направление, в котором сейчас будет работать или работает РОСНАНО? Именно по такому пути планируете вы идти?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: РОСНАНО - молодая корпорация. Но работа в области образования уже начата, а сейчас она будет разворачиваться все более активно. Мы не будем подменять собой Министерство образования и руководство системой высшего профессионального, среднего профессионального образования. Мы будем работать вместе с ними. Министерство формирует образовательную политику, решает задачи подготовки кадров в масштабе страны. Мы со своей стороны будем выяснять, каковы потребности у нарождающейся наноиндустрии, в первую очередь у тех проектных компаний, которые Корпорация поддержала и заниматься подготовкой кадров для них. Проектные компании - это собственно, те производства, те компании, которые сейчас госкорпорация "Роснанотех" отбирает и соинвестирует в них средства.

ВЕДУЩИЙ: И каким вообще в принципе должен быть специалист по наноиндустрии? И из какой области он может быть? Это может быть совершенно любая область?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Не совсем.

ВЕДУЩИЙ: Нет, ну вряд ли филолог, литератор, да?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Философ, историк, филолог - точно нет. Хотя, ученые из Курчатовского института утверждают, что чем шире будет круг специалистов, вовлеченных в развитие нанотехнологий - тем лучше. Но сегодня, и это показывают наши первые исследования рынка труда и его потребностей, это должны быть в основном представители, что называется, точных наук: химики, физики, математики…

ВЕДУЩИЙ: Студент из Москвы. Вот так он формулирует свой вопрос: "Почему нет вечерних и заочных и платных факультетов по нанотехнологиям? Ведь русский человек созревает для важных свершений после 28 лет, когда у него уже есть семья, дети и так далее". Что скажете?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Оговорюсь снова, это не совсем наша тема - факультеты высших учебных заведений. Но мы со своей стороны именно программы переподготовки сейчас планируем создавать. И эти программы будут открыты для всех тех, кто хотел бы работать на перспективных предприятиях наноиндустрии. Они будут в вузах, возможно, они будут проходить именно в вечернее время. Мы, правда, хотели бы, чтобы эти программы были, в том числе и с выездом на рабочее место, проходили в тех компаниях, которые их заказывают. Это будут программы доподготовки, доучивания, «до-квалификации» инженеров, которые получили базовое образование. Будут и программы для техников, рабочих.

ВЕДУЩИЙ: А как туда попасть?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Мы где-то примерно в течение ближайших полугода создадим, так называемые, реестры образовательных учреждений, образовательных программ. В первую очередь российских программ, которые есть в наших вузах, в техникумах, колледжах. И разместим их у себя на сайте. И думаю, что это будет открытая информация для всех и можно будет просто воспользоваться этой информацией и принять участие в тех программах, которые есть в этих учебных заведениях, те, которые сами закажем, отберем и поддержим. Мы все выясним об этих программах: кого там учат, какая там программа, кто учит, на каком оборудовании, от этого ведь тоже многое зависит.

ВЕДУЩИЙ: И что выясняется, когда вы размещаете на образовательном рынке свой заказ?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Мы только будем это делать

ВЕДУЩИЙ: Ну а, как вы предполагаете: нужен такой-то человек с таким-то набором знаний. Ваша задача его найти, как я понимаю?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Наша задача - подготовить программу, на которую придут учиться люди, или компания направит своих людей. К примеру, одна из наших компаний, работающая в области оптоэлектроники: у них есть необходимость обучить в магистратуре 25 человек, инженеров. Наша задача - заказать российским вузам, а потом отобрать лучшую программу, куда они направят своих сотрудников. Но туда могут прийти и другие люди. Эта программа сыграет свою роль, и будет продолжать жить, она и в следующем году будет работать, и дальше.

ВЕДУЩИЙ: Я тогда вопрос свой задам вот по-другому: с кадрами проблема есть?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Есть. С кадрами проблема есть. Это, правда, завтрашняя проблема. Потому что, наноиндустрия сегодня - это создающийся комплекс производств. Наши компании говорят нам, что в 2010 году им потребуется столько-то человек, в 2011-м – столько-то, и это небольшие пока цифры, а основной массив приходится на 2012 -2014 годы. Но если не заняться этим сейчас, то потом уже будет поздно.

ВЕДУЩИЙ: То есть потребуются люди, обладающие знаниями, которые нигде как я понимаю, потому что все только-только начинается, не хранятся. Нет таких структур.

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Нет, они уже появляются. Иначе - откуда бы у корпорации было столько проектов? Проекты зиждутся на разработках, на идеях, причем, уже почти готовых к реализации. Это значит, что есть ученые, есть преподаватели в вузах, которые этим серьезно занимаются. Есть государственные программы, которые это направление в вузах и научных институтах всячески поддерживают. У Министерства образования есть целый ряд очень крупных программ. На этой волне поднялось порядка 40-ка вузов, которые сегодня уже очень неплохо готовят кадры для нанотехнологий. Есть головные вузы по тем или иным направлениям. Все это уже существует. Наша задача сейчас использовать то, что есть или немножко заточить то, что есть под нужды сегодняшних и завтрашних предприятий, которые появятся при поддержке Корпорации. Мы это называем программами опережающей подготовки. То есть, программы для подготовки тех, кто потребуется завтра.

ВЕДУЩИЙ: Преподаватель из Москвы спрашивает: "В стратегии деятельности РОСНАНО записано: корпорация содействует образовательных кластеров, в которых осуществляется междисциплинарное обучение подготовки и переподготовки специалистов, необходимых для всех стадий инновационного процесса в наноиндустрии". Расскажите, пожалуйста, что такое образовательный кластер? Есть ли они уже сейчас у нас? И каков зарубежный опыт?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Многие региональные системы образования стремятся к тому, чтобы образовать кластеры. Кластеры – не вполне очевидный термин. Обычно под этим понимаются комплексы учебных заведений, как среднеспециальных, так и высших, научных центров, малых предприятий, крупных производств. Я знаю, что в Казани создаются такие кластеры.

ВЕДУЩИЙ: Нам прислали сообщение о том, что в Уральском государственном университете имени Горького, на физическом факультете открылась новая специальность: нанотехнология. То есть, оказывается, специальная подготовка уже есть?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Есть. Сейчас разработаны новые стандарты. Уже лицензию получили десятки вузов на подготовку бакалавров по нанотехнологиям. Но в каждом случае это будут все-таки специалисты, получающие образование в определенной профессиональной области. Нанотехнологии, мы же с вами понимаем, требуют разных специалистов, поскольку применяются везде: от медицины до продуктов питания, от военной промышленности - до космоса.

ВЕДУЩИЙ: То есть, это все-таки будут уже люди с высшим образованием по нанотехнологиям?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Да. Это люди с высшим образованием. И это очень хорошая база для нас. Потому что, именно так становились нанотехнологии в мире: люди, получившие хорошее базовое образование, затем проходят некоторую доподготовку и готовы работать на предприятиях.

ВЕДУЩИЙ: Самые перспективные отрасли, с вашей точки зрения?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Пожалуй, это наноматериалы и нанотехнологии в электронике. Так говорят и международные форсайты. И об этом же говорит статистика наших проектов.

ВЕДУЩИЙ: А из каких областей специалисты в этих отраслях нанотехнологий наиболее будут востребованы или востребованы уже сейчас?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: думаю, специалисты в области химии, электроники, энергетики.

ВЕДУЩИЙ: Какова роль РОСНАНО именно в образовательных процессах?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Как я уже говорила, министерство образования ведает образовательной политикой. В том числе и развитием профессионального образования в области нанотехнологий. И там есть серьезные программы развития. Наша роль в том, чтобы в первую очередь заниматься программами до-подготовки. Краткосрочными программами, повышением квалификации. На этом шаге.

ВЕДУЩИЙ: Что значит заниматься? Что будет делать РОСНАНО?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Мы сейчас обратились в свои компании, те, что уже находятся в стадии запуска. Мы спрашиваем их, кто им нужен. После этого формируем перечни компетенций работников, которые им нужны. И дальше объявляем конкурс,отбираем образовательные программы, и в пилотном режиме обучаем их сотрудников.

ВЕДУЩИЙ: Конкурс для вузов?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Для вузов, главным образом. Надо понимать, что другие учебные центры, те же корпоративные университеты, наверно могут поучаствовать в конкурсе, скажем, на подготовку инженеров высокотехнологичных производств. То бишь, специалистов в области коммерциализации технологий, инновационного менеджмента. Там, наверное, да. А когда речь идет об инженерах-технологах, о химиках, об инженерах, работающих на предприятиях электроники - это, скорее всего, вузы. Причем, технические, скорее всего, вузы. Но, в принципе, в наших конкурсах смогут участвовать все желающие. Эксперты РОСНАНО, в том числе эксперты, приглашенные из системы образования, из проектных компаний, будут предложенные ими программы отбирать.

ВЕДУЩИЙ: Ну, в частности, Уральский государственный университет, физический факультет, с вами как-то сотрудничает?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Мы о нем знаем. Это действительно очень сильный университет. И мы хотели бы, чтобы они принимали участие в наших конкурсах.

ВЕДУЩИЙ: Университет, институт, факультет, откликаясь на объявление о конкурсе, что-то предлагает, и дальше?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Мы, объявляя конкурс, говорим о том, какого рода специалисты должны быть на выходе и о том, что мы хотели бы понять о самом учебном заведении…

ВЕДУЩИЙ: Если же они говорят: да, мы готовы. У нас все есть.

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Нет, этого мало: они должны описать очень подробно свою программу, а также то, как они будут выводить тех, кто у них будет учиться, на нужные результаты. Что они будут делать, как они будут преподавать. Кто у них будет преподавать. Есть у них или нет специальное оборудование. Проходили или нет их преподаватели стажировки в России и за рубежом. Они должны показать полностью свой потенциал и возможности, доказать свою способность подготовить именно тех специалистов, которые необходимы. Не просто по этой тематике или в этой области. А специалистов с этими компетенциями, с этими квалификациями. А дальше будет работать экспертная комиссия, потом – конкурсная комиссия. А в конкурсную комиссию будут входить работодатели. Те самые, которые заказали программу.

ВЕДУЩИЙ: То есть не РОСНАНО решает, не сидит чиновник РОСНАНО и говорит: вот этот вуз лучше.

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Нет, нет. Эти программы, как и все в РОСНАНО, будут проходить многоступенчатую экспертизу.

ВЕДУЩИЙ: Так, выбрали вуз, таким вот открытым, я надеюсь, способом, да?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Открытым, да.

ВЕДУЩИЙ: Выбрали вуз, что дальше?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: А дальше разрабатывается программа и по ней в этом вузе проходит апробация. Фактически это означает, что компании, которые заказали программу, обучают по ней своих сотрудников. Как минимум, должна обучиться одна группа.

ВЕДУЩИЙ: То есть, предполагается финансирование?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Да. Сначала – поддержка вуза, для разработки программы. Потом – средства на апробацию, обучение

ВЕДУЩИЙ: А вузы уже обращаются к вам?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Да, несколько заявок от вузов пришло в РОСНАНО. Но сейчас, когда была принята новая концепция образовательной деятельности Корпорации, решено было впредь все делать на конкурсной основе.

ВЕДУЩИЙ: То есть это все - на начальном этапе?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Да. Образовательная деятельность в РОСНАНО уже в течение примерно года реализуется, и одна очень хорошая программа уже поддержана: элитная магистерская программа, разработанная, тоже, фактически по заказу: самой Корпорации, ряда компаний РОСНАНО. А сейчас это будет вставать, что называется на поток. Мы бы также хотели, чтобы эти наши программы, отобранные по конкурсу, оснащались всем тем, что сделает их потом отчуждаемыми, тиражируемыми. Мы на этих программах еще и тьюторов хотим подготовить, преподавателей других вузов. Представим себе, что на тот или иной заявилось 8 вузов, отобран один. Значит, в остальных семи есть определенный потенциал. И мы пригласим преподавателей из этих вузов пройти переподготовку в этом вузе-победителе, когда программа будет готова и апробирована. Они получат диски, книги, раздаточный материал. И в дальнейшем новые компании уже смогут им заказывать эти программы.

ВЕДУЩИЙ: Продавать за рубеж не продукт нанотехнологичный, а образовательные программы - это планируется? Это возможно вообще в принципе?

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Ну, пока не планируется. Но если это будет что-то очень достойное и стоящее, а только таким оно и может быть, и поступит заказ, почему бы и нет?

ВЕДУЩИЙ: Ну что же. Спасибо вам. Наталья Яблонскене - руководитель отдела образовательных программ РОСНАНО была у нас в гостях. Мы говорили об образовательных программах в области нанотехнологий. Спасибо.

Наталья ЯБЛОНСКЕНЕ: Спасибо вам.