Лица наноиндустрии
Кто те ученые, инженеры, предприниматели, которые за 10 лет на наших глазах создали
новую отрасль? Как они пришли в высокотехнологичный бизнес и что их объединяет?
Посмотрите на мир нанотехнологий глазами тех, кто его создает.

Фомин Сергей Валерьевич

Киров
Вятский государственный университет, проректор по международной деятельности
Доцент, кандидат наук
Автор более 150 научных публикаций — преимущественно, в области наук о полимерах
Мало повторить пример Кремниевой долины — чтобы быть конкурентоспособным, надо создавать что-то на порядок круче.

Сергей Фомин — ученый, педагог, руководитель, специалист по полимерам. Именно он вместе с коллегой, профессором университета Монпелье Бруно Амедури, организовал в 2019 году в Вятском государственном университете международную конференцию «Фторполимеры: исследования, проблемы производства, новые области применения». Для провинциального Кирова это было, безусловно, знаковое событие: приехали полимерщики из Японии, Франции, Германии, Испании, Индии, Южной Кореи, Китая и ЮАР.

Участники конференции ознакомились с фторполимерным кластером Кировской области: теми предприятиями, которые сформировались и работают вокруг ключевого игрока в этой сфере — компании «ГалоПолимер». АО «ГалоПолимер» выпускает фторсодержащие полимеры, фторопласты и фторкаучуки, которые находят применение в большинстве передовых отраслей сегодняшней экономике: авиации, космонавтике, медицине, оптике, производстве электронных компонентов, солнечной энергетике и много, где еще. «Сейчас мы совместно с ними работаем над синтезом фторопластов с улучшенными пьезоэлектрическими свойствами, которые позволят получать более чувствительные и стабильные пленки, например, для сенсорных экранов смартфонов, — рассказывает Сергей Фомин. — Еще у нас в планах — синтез полимеров для применения в качестве мембран в водородных топливных элементах, при синтезе хлора и много других интересных проектов».

Соорганизатор конференции Бруно Амедури — один из самых уважаемых исследователей в области синтеза и переработки фторполимеров. «Мы уже подали совместную заявку на грант по созданию научной лаборатории мирового уровня. К сожалению, с первого раза не получилось, но мы проанализировали слабые стороны нашей заявки и готовы попытаться еще раз», — отмечает Сергей Фомин.

Сейчас тандем Амедури-Фомин завершает редакторскую работу над двумя частями монографии по фторполимерам. Основная задача — отобрать статьи, которые бы показали всю многогранность науки о фторполимерах и при этом были бы интересны и специалистам, и непрофессионалам. Среди авторов — мировые авторитеты, специализирующиеся в синтезе, переработке, модификации, утилизации фторполимеров, создании нанокомпозитов на их основе.

В 2014–2020 годах Фомин руководил четырьмя проектами, поддержанными Фондом инфраструктурных и образовательных программ — программами повышения квалификации в областях изготовления нанокомпозитов на основе эластомеров; производства шинных материалов с применением нанотехнологий; производства изделий с наноструктурированными покрытиями на основе фторопластов; получения агрохимикатов пролонгированного действия с наноструктурированными полимерными покрытиями.

«Кстати, именно тогда, когда мы при поддержке ФИОП реализовали программу повышения квалификации в интересах компании МИТО, мы с коллегами погрузились в удивительный мир фторполимеров, и я всем сердцем полюбил их, — замечает директор Института химии и экологии ВятГУ. — Это действительно уникальные материалы, и перспективы применения, которые они имеют, еще далеко не исчерпаны. Например, МИТО изготавливает широкий ассортимент оборудования для химической промышленности, футерованного фторопластами для защиты от химических агрессивных сред. Эти ребята — замечательные профессионалы своего дела».

Что касается работ по программам повышения квалификации, то, по мнению Сергей Фомина, тут речь должна идти не только о повышении квалификации, но и о том, каково место дополнительных профессиональных программ в системе образования. Поэтому тут нельзя не сказать о бакалавриате, о магистратуре, и даже, в какой-то мере, о школе.

Разрыв между образованием, которое дают вузы и теми требованиями, которые выдвигает реальный сектор экономики — это ведь претензия не только к вузам, считает Фомин. Нельзя просто так сказать: «вузы готовят не так и не таких», надо попытаться разобраться в причинах. В ролике, который подготовил со своей командой директор Института общественных стратегий Московской школы управления СКОЛКОВО Андрей Волков, «Сценарии для российских университетов», показан генезис российского высшего образования за последние 100 лет. И очень ярко очерчен тезис: советская модель подготовки инженеров не подходит под современные реалии. «Я для себя это проецирую, прежде всего, на образовательные программы бакалавриата, — комментирует Фомин. — И тут есть несколько слоев. Прежде всего, это ответ всем, кто говорит, что многоуровневая система — это ерунда, а вот специалисты, которых готовили в СССР — это да! У меня на это есть стандартный ответ: „Вам не нравятся бакалавры? Вы просто не умеете их готовить!“. Бакалавры и магистры замечательно подходят под современную экономику. Но взять, урезать программу специалитета на год и сказать: вот вам бакалавр — не получится. Это так не работает».

Сергей Фомин поясняет свою мысль на примере той самой программы, которую он заканчивал сам в свое время. Он с коллегами по Институту химии и экологии Вятского государственного университета проанализировали, что же важно для выпускника бакалавриата, который выходит на свободный рынок труда, когда перед ним открыта масса путей: от наемного работника (в небольшой компании или мировой корпорации) до предпринимателя, который сам создает рабочие места. Анализ позволил разработать подход, который реализуется в ВятГУ пока как эксперимент. «Но уже сейчас, когда студенты в рамках этого эксперимента заканчивают второй курс, видно, что у нас получаются очень крутые результаты», — комментирует Сергей Валерьевич.

Эксперимент стоит на нескольких основных принципах

  • Фундамент знаний. Необходимо дать студентам комплексное видение мира, на основе межпредметного подхода помочь им сформировать картину мира и получить базовый фундамент знаний.
  • Soft-skills. Вне зависимости от того, кем и где будет работать выпускник, ему придется взаимодействовать с людьми. Поэтому важны навыки командообразования, публичных выступлений, формулирования своих мыслей, инициативность, критическое мышление. Эти навыки не менее важны, чем профессиональные знания.
  • Практикоориентированность. Фомин приводит такой мем: «В теории между теорией и практикой нет разницы, а на практике — есть». Если студент не «пощупал» на практике, как создаются реальные продукты, за которые люди готовы платить, то его теоретические знания мало чего стоят.
  • Индивидуализация. Важно дать студенту свободу выбора — для того, чтобы он мог развиваться в том направлении, которое близко и интересно именно ему.

Отсюда и четыре слагаемых бакалаврских программ в ВятГУ

  1. Сильное ядро физико-математических и естественнонаучных знаний: первые два курса студенты изучают много математики, физики, химии, биологии, географии.
  2. Используются все возможности для того, чтобы постоянно тасовать студенческие команды, проводить тренинги, приглашать внешних спикеров и экспертов, использовать форматы написания эссе и публичных выступлений (что для естественнонаучных и технических программ, в общем-то, не характерно). И такой гуманитарный подход не считается чем-то второстепенным.
  3. Проектная деятельность с первого курса, когда студенты учатся создавать продукты (в том числе по тематикам, предложенным ими самими) для реальной экономики: то, за что люди, организации и предприятия готовы платить реальные деньги.
  4. Широкие возможности для индивидуализации образовательной траектории. От перехода с программы на программу (а в институте реализуются бакалаврские программы по химии, химической технологии, географии, лесному делу, педагогическому образованию) до выбора отдельных дисциплин в рамках так называемых майноров и тематик проектов.

Когда у студентов есть возможности выбора, они осознанно задумываются о том, какие навыки и знания им потребуются в профессиональной карьере. А встречи с представителями работодателей должны помочь им в этом. «Мы считаем вполне нормальным, если наш выпускник вообще не рассматривает для себя работу наемного работника. Мы приветствуем, если студент имеет склонности к предпринимательству, и стараемся помочь ему в этом. И это дает результаты: уже не первый год наши студенты получают почти 2/3 грантов по конкурсу «УМНИК» в Кировской области. И получив полмиллиона на развитие своего проекта, человек начинает думать немного по-иному».

Все сказанное относится к программам бакалавриата, подчеркивает директор Института химии и экологии ВятГУ. Ни для магистратуры, ни для дополнительных профессиональных программ эти рассуждения не подходят. На такие программы люди приходят за вполне конкретными знаниями, а часто — за возможностью пообщаться с «мастером» (человеком или коллективом, который специализируется в конкретной предметной области), научиться и перенять у него опыт. «В проектах, которые мы реализовали совместно с ФИОП, самое ценное — это возможность стажировок у ведущих отечественных и зарубежных исследователей, — подчеркивает Сергей Фомин. — Мы с коллегами очень много почерпнули из таких стажировок, завязали массу важных контактов, постарались перенять знания, умения и „приземлить“ их в свои программы. Я искренне благодарен Фонду за такие замечательные возможности. Это очень важно. Если будут правильные кадры на предприятиях, то будет и создание новой конкурентоспособной продукции, и инновации, и инвестиции, и развитие экономики».

Говоря о прочих вызовах, стоящих перед отечественной наноиндустрией, Фомин, опираясь на личный опыт, считает, что когда людям или компаниям дают больше свободы, когда есть здоровая конкуренция и не нужно тратить существенные усилия на преодоление бюрократических барьеров — тогда экономика развивается энергичнее, быстрее, появляются инновационные решения и продукты. А раз появляются интересные решения для бизнеса, то за этими решениями приходят и инвестиции.

В том случае, когда исследователи и предприниматели больше озабочены тем, как выстраивать отношения с контрольно-надзорными органами, маловероятно, что будет создано нечто стоящее. Контроль и надзор нужны для безопасности и стабильности. Но важно, чтобы стабильность не превратилась в деградацию и застой. А безопасность — это антоним риска. Но прогресс двигают те, кто готов рисковать, кто пробует новое, шагает за пределы привычного. Поэтому важно, чтобы люди, которые готовы и хотят двигаться вперед, имели бы эту возможность. Как правило, им не нужна особая помощь — им нужно, чтобы не мешали.

А еще, по мнению Сергея Валерьевича, важна критическая концентрация таких людей: используя человеческие ресурсы одной страны, ее достичь сложно. В Кремниевую долину едут исследователи со всего мира, а не только из США. И едут сами — за атмосферой, за успехом, за возможностью поучиться у великих инноваторов мира. «Как это переносить на российские реалии — вопрос очень сложный. Тем более, что повторить пример Кремниевой долины мало. Чтобы быть конкурентоспособным, надо создавать что-то на порядок круче».

И, наконец, о будущем, которое уже наступило — том самом будущем, которое вышло из лабораторий и заняло место в нашей повседневной жизни. Как признается Сергей Фомин, его сердце ученого сейчас отдано двум вещам: это, конечно, фторополимеры и пневматические шины. По базовому образованию он — инженер-химик-технолог в области переработки эластомеров, то есть материалов, которые в условиях эксплуатации способны к большим обратимым деформациям. Самые известные эластомеры — это резины. Самые сложные и важные изделия из резины, это, конечно же, пневматические шины. Они считаются чем-то второстепенным в конструкции автомобиля, но именно от них зависит комфортность движения, потребление топлива, количество выделения в атмосферу вредных веществ и, самое главное — безопасность движения. Поэтому производители шин во всем мире стараются улучшить их потребительские свойства. Самыми важными из этих свойств являются сцепление с дорогой, сопротивление качению и долговечность. Но природа так распорядилась, что одновременно улучшить эти три характеристики практически невозможно. Шинники говорят о «магическом треугольнике»: крайне сложно улучшить одно свойство, не ухудшив при этом два других.

Применение наноструктурированных кремнекислотных наполнителей (силики) в сочетании с веществами еще одного класса, силанами, в свое время позволило выйти из этого «магического треугольника». Это решение было предложено учеными, а сейчас является общепринятым в шинной технологии. Производители получили возможность улучшить сцепление с дорогой при одновременном снижении сопротивления качению и сохранению уровня долговечности резин, что ранее было просто невозможным. В то же время, потребовались довольно серьезные изменения в технологии. Конструкция оборудования сильно усложнилась, резко ужесточились требования к соблюдению технологических параметров процесса резиносмешения. Но результат того стоит — современные шины намного безопаснее и экологичнее по сравнению с теми, которые производились еще относительно недавно. Это только один из примеров того, как нанотехнологические решения улучшают нашу реальность. «Есть основания говорить, что в будущем мы еще увидим немало таких примеров, — уверяет Сергей Фомин. — Уже сейчас есть шины с самозаживляющим слоем, который позволяет бороться с проколами без визита в мастерскую. Думаю, скоро появятся шины, подстраивающиеся под погодные условия, структуру дорожного покрытия и даже под характер вождения — такие или похожие концепты уже есть в арсенале ведущих шинных компаний. Возможно, это будет не так скоро, ведь путь от концепта до промышленного внедрения не всегда быстрый. Но развитие не остановить».